ВЫ ПРОСМАТРИВАЕТЕ СТРАНИЦУ  
 
  Ш Н А Й Д Е Р-С Т Р Е М Я К О В А Антонина 21.11.2017 21:00 (UTC)
   
 
Текст представлен в авторской редакции.

 

ШНАЙДЕР-СТРЕМЯКОВА АНТОНИНА
(Берлин, Германия)






НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ ЧИТАТЕЛЬ ИМЕЕТ ДОСТУП
К СЛЕДУЮЩИМ КНИГАМ АВТОРА:

 
 


 
ШНАЙДЕР-СТРЕМЯКОВА Антонина                                  
«Жизнь - что простокваша»,
мемуарный роман об истории немецкой
семьи из России, на
 рус. яз., 368 стр.,
138х199 мм., мягк. обложка, 2005 г.
ГИПП "Алтай", Барнаул.







 
 


 
Антонина Шнайдер-Стремякова (Schneider-Stremjakowa) родилась в с. Мариенталь АССР НП. Детство и юность прошли в глухих селах Алтая, зрелость – в Барнауле. Образование – историко-филологический факультет Барнаульского пединститута.Отличник Народного Просвещения.
Дважды номинировалась на Бунинскую премию: в 2008 году в номинации автобиографическая проза (роман-дилогия «Жизнь – что простокваша»), в 2009 году – в номинации художественная публицистика  («Жизнь в два листа» – повесть, рассказы, очерки, эссе)
Лауреат международного фестиваля «Литературная Вена – 2008».
 
Печатается в журнале «Русский переплёт», на сайте «Литературная губерния», „DieGeschichtederWolgadeutschen“, в русскоязычных изданиях Германии, в сборнике «Русское сердце в Европе» (Прага), «Венском Литераторе», в журналах «Форум» (Торонто), «Дом Ростовых» (Москва), «Культура» (Омск), на Алтае.

   

                                           ЧТО ПИШУТ О ЕЁ КНИГАХ.
 
   Александр Майснер: «Тематика её произведений – нравственные ценности: любовь-нелюбовь, правда-неправда, порок-самоочищение, чёрствость-сострадание... Всё, вроде бы, об «одном и том же», но в то же время всегда о главном – человеческих отношениях... И не важно, идёт ли повествование объёмом «в два листа» или на развороте многостраничного издания».
 
   Светлана Фельде: «В романе «Жизнь – что простокваша», как в жизни, слёзы и смех – всё вперемешку. Так и читаешь – то мороз по коже, то смех до икоты, то грусть, то жалость, то радость, то желание крикнуть молодой и наивной девушке: ну что же ты делаешь! Не видишь разве, что за человек перед тобой!..
Книга получилась многогранной и многоплановой…
   В венок повествования вплетаются воспоминания родных и близких, знакомых и коллег. И вот уже рождаются колоритнейшие образы друзей и соседей. Мы не только можем представить, как они жили и выглядели (в книге масса фотографий, подтверждающих словесные портреты), но и знаем, как они думали и говорили».
 
   Книги можно приобрести по телефону
 
    030-33697596 begin_of_the_skype_highlighting              030-33697596      end_of_the_skype_highlighting    или eMail antonina.schneider@gmx.de



                                                  ГРИМАСЫ ВОЙНЫ
 
 
(отрывок из мемуарно-автобиографической дилогии «Жизнь- что простокваша»)
 
***
   …Словоохотливый папа Лео рассказывал, как воевал, как был ранен, как затем оказался в госпитале.
   – Так ведь немцев на передовую не призывали! – возразила хозяйка.
   – Меня призвали перед самой войной, а когда началась война, никого не спрашивали, кто он по национальности, – немец, поляк, узбек или казах. Приказ для всех был одинаковым – не отступать! Это потом уже вышел указ – немцев снять с передовых позиций и отправить в тыл! Тылом же была трудармия, иначе говоря, – заключение.
   – Пап, а чего немцев с передовых снимали?
   – Почём мне знать?
   – Так это ж, как божий день, ясно. Воевать против германца русские немцы не стали бы, перешли б на его сторону! – вмешалась в разговор хозяйка, завотделом пропаганды райкома партии.
   – Не скажИте... Мы собирались защищать Родину – республику свою!
   – Но родом вы из Германии!
   – Да, предки наши – из немецких земель, но мы и деды наши уже здесь родились.
   – Ну и что!
   – Самые умные командиры – таких, конечно, было немного – рисковали карьерой, но немцев оставляли у себя, в роте. Роты от этого только выигрывали – получали отличных переводчиков!
   – Я такими фактами не владею, – усомнилась хозяйка.
   – А где тебя ранило? – спросила я.
   – Под Курском, из боя раненого командира выносил. Пуля навылет прошла, чуть ниже лопатки, слева. Ещё немного – и сердце б задело. В рубашке родился, но самое интересное произошло потом в госпитале.
   – И что же произошло? – бабушке не терпелось знать.
   – Могу рассказать, если хотите.
   – Пап, ты наговоришь сегодня на свою голову!..
   – Не бойся! – успокоила старушка. – Пусть расскажет.
И папа Лео рассказал.      
   – Привезли меня с командиром в госпиталь. Лежу. В палате нас четверо: выздоравливающий пехотинец на костылях, лётчик с перебинтованной головой (он всё бредил), молоденький солдатик без сознания и я. Пехотинец за всеми ухаживал – то воды поднесёт, то сестру позовёт, то одеяло поправит. Лётчик пришёл в себя и поинтересовался, с кем лежит. Узнал, что я немец, и начал задираться, а однажды схватил у кровати костыль и в меня запустил. Руку ушиб. 
   - Не дай Бог поправлюсь, – кричал, – не жить тебе, гадина! Все равно убью! 
   - Да ён наш! Командира нашего спасал, яго и ранило, – защищал меня пехотинец.
   - Из-за них, гадов, здоровья лишился, а теперь – с ним, мразью, в одной палате!..
   - Я поправлялся. Просился в другую палату – мест не находили. Лётчик донимал и всё грозился убить. Было похоже, что он не шутит. Наведались к нему как-то однополчане и оставили нож. С этого дня лишился я сна. Засыпал днём – безопаснее было. Лётчик на поправку шёл, иногда даже медленно поднимался с постели. Недели через две я не выдержал и уснул. Ночью. Проснулся от крика – спросонья понять ничего не могу. Пехотинец кричал и звал на помощь. Я думал, что дерутся, а когда дошло, оказалось, – меня спасают. Пехотинец у лётчика нож пытался выбить. Как только сёстры вбежали, лётчик и воткнул его.
   – Как?.. В кого?..
   – В подушку.
   – А ты?
   – Увернулся в последнюю секунду.
   – Господи, страсти-то, страсти! – прошептала бабушка и незаметно перекрестилась, косясь на безбожную дочь, что отошла к помойному ведру.
   – И тебя после этого оставили в палате?
   – Нет, перевели в другую.
   – А с лётчиком что?..
   – Не знаю, больше я его не видел, а вот с пехотинцем на костылях, что жизнь мне спас, очень хотелось бы встретиться.
 
***
   9 Мая 1975 года. Страна празднует тридцатилетие Победы.
   С завода пришёл угрюмый папа Лео. Умылся и пожаловался:
   - Выходит, они Ветераны, а я нет. Всех поздравляли, а я, будто и не воевал.
   - Радуйся, что жив и дети рядом. Такое не каждому выпадает, – успокаивает мать.
   - Командира спас, чуть не погиб…
   - От, батя – даёт! – посмеивается старший сын, Володя.
   - Ну-у, не говори – заливает!.. – поддерживает его младший, Артур.
   - Как это «заливает»?.. Вы что – не верите, что я воевал?
   - Ты немец – не мог воевать.
   - А я воевал! Даже ранение имею!
   - Ну, и где оно, это твоё ранение? Где? – донимает, издеваясь, старший. – Покажи!
   - И покажу! – закатывает он рубашку. – Смотри, Артур, видишь рубец в области сердца?
   - Мало ли... Может, на кол какой напоролся! – не сдаётся Володя. – Шрам ничего ещё не доказывает, покажи справку о ранении!
   - Нет её, справки… После госпиталя в трудармию отправили – в часть не пустили.
   - Вот это уже на правду похоже. А что в боях участвовал, помалкивай – засмеют, –оставил Володя издевательский тон. 
   - Собственные сыновья и те не верят! Да-а, обидно, – удручённо жалуется отец.
   - Обидно, да не смертельно, – афористично успокаивает мать.
Докажу, все равно докажу! Только последние цифры воинской части не помню. И в военкомате не знают…
 
***
   В один их бесцветных осенних дней отработал он смену и в серой массе рабочих шагал к проходной. Вдруг мужчина рядом, будто на столб наскочил, – подозрительно уставился. Зашагал рядом и, не отставая, всё продолжал разглядывать. 
   - Чего разглядываешь? Я не вор какой! – не выдержал папа Лео.
   - Ты – Лёнька! Угадал? – засмеялся тот.
От неожиданности отец остановился, но ответил в том же духе:
   - Ну, Лёнька – и что?
   - Вот это да-а! Давай у сторонку отойдем.
Кроме нескольких человек из цеха, папа Лео никого не знал, а жизнь учила быть подозрительным и недоверчивым. «Не наедине – на людях говорить надо», – решил он перестраховаться.
   – А чего нам здесь стоять? За проходной и присядем, – сказал отец.
   - Тут недалёко столова с буфетом, зайдём – по стопарику хлобыснём! – предложил сияющий незнакомец.
   - Да ты кто такой? Откуда? Я, брат, учёный – не подъезжай! Если из КГБ, так и скажи.
   - Какое КГБ? Ты чо, Лёнь? Я табе часто вспоминал. Многим про ентот случай рассказывал. Ну, присмотрись, можа, упомнишь?
   Хмурое лицо отца начинало разглаживаться, схлынувшее напряжение сменялось растерянностью.
   - Нет, не припомню...
   Они замолчали – пора было предъявлять пропуска. Прошли вертушку.
   - Значить, такой... – заговорил незнакомец, – а ты мало измянилси. Няужто ня помнишь госпиталь у Курске?
   - Госпиталь?! – выдохнул отец. – Не помнить госпиталь?! Ночь?.. Тёмную фигуру пехотинца и нож лётчика?!
   - Ня забы-ыл! А ить кабы не я – лётчик и убил бы табе. Ён всё думал, шо ты германец...
   - Так это ты? Пехотинец?! – жадно разглядывал он его, обнимая. – Господь знает, как я этого хотел! Вот и столкнул – устроил встречу. 
   - Пойдём у буфет, – гудел солдат, – енто дело отметить надо.
   - Пойдём, а я бы тебя не узнал, – и они, обнявшись, двинулись к буфету.
   - Понятно, постарел...
   - Да нет, и я постарел, но ты же узнал! Я больше костыли твои запомнил – боялся, что они в меня полетят. Да и слаб был, к лицам особо не приглядывался. Запомнил только ощущение напряжённой атмосферы и тебя, как светлое пятно.
Сели за столик. Вспоминали прошлое, говорили о житье-бытье.
   - Ён, лётчик, хучь и образованнай, а дурак: ня понимал разницы меж фашистами и вАмя, нашимя немцами. А ты ня обижайси, зла на ёго ня дяржи.
   - Да я и не обижаюсь – понимал, что он просто фанат безмозглый. А с тобой очень хотелось увидеться. Жизнью тебе обязан!
  - Я, как увидал табе, обомлел – ну, Лёнька, и всё тут!
   - Я не употребляю, а ты пьёшь, вот и подкосило тебя.
   - Правду-матку колбасишь. Ня удалась моя жизнЯ. Жаву с третьяй... и опьять скандалы. Дятей растерял... Ня за енто мы дрались.
   Весь вечер, вплоть до закрытия буфета, провели в разговорах. Крепкое мужское пожатие – и они разошлись. Отойдя несколько шагов, отец крикнул в темноту:
   - Слушай, не помнишь две последние цифры воинской части?
   Солдат назвал их, махнул рукой: «Ну, бывай!» и – ушёл.
   Обеспокоенная его долгим отсутствием, мать радостно бросилась на звонок, но, видя, что отец едва держится, сникла.     Ни слова не говоря, молча провела к дивану.
   В одно из воскресений, когда я приехала к родителям, папа Лео решительно придвинул мне бумагу с ручкой:
   - Сегодня ты должна поработать – в воинскую часть заявление написать…
   Вскоре отец получил не только справку, но и затерявшийся в ожидании хозяина орден Великой Отечественной войны    Второй Степени – неверие сыновей было отмщено. Как Ветеран Великой Отечественной, он до конца жизни получал ещё и повышенную пенсию.
   Долго высматривал он на проходной своего спасителя, чтобы пригласить в гости, да так ни разу и не встретил. Через годы узнал, что он умер от инсульта через несколько дней после неожиданной встречи.
   Став роковой для спасителя, встреча оказалась козырной в судьбе папы Лео: помогла защитить честь не только перед сыновьями – перед Родиной тоже!..
 

Антонина Стремякова является лауреатом
литературного конкурса "Лучшая книга – 2009“.


 
© Копирование и тиражирование материалов 
разрешается с указанием на источник.

 
© Bibliothek von Lariol Lernstudio
www.rusbiblioteka.ru.gg/
E-Mail:katalogknig@rambler.ru

© Literariischer Fonds Leo Hermann
www.litfond.ru.gg/
E-Mail:litfond@mail.ru

© Wettbewerb 
http://konkursant.ru.gg/
E-Mail:litkonkurs-berlin@yandex.com

© LariOl Lernstudio

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  Кнопка лайка Facebook
  Реклама
Творчеством авторов заинтересовались 85818 посетителей
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=